Предыдущая Следующая

Колокола сбиты и расколоты.

Что ж теперь? Ходим вкруг да около

На своем поле, как подпольщики.

Если нам не отлили колокол —

Значит, здесь время колокольчиков.

Зазвенит сердце под рубашкою.

Второпях врассыпную вороны.

Эй! Выводи коренных с пристяжкою

И рванем на четыре стороны!

Сколько лет лошади не кованы,

Ни одно колесо не мазано.

Плетки нет, седла разворованы

И давно все узлы развязаны.

А на дожде все дороги радугой,

Быть беде — нынче нам до смеха ли.

Но если есть колокольчик под дугой.

Значит, асе — заряжай, поехали!

Зазвеним, засвистим, защелкаем.

Продерет дo костей, до кончиков.

Эй, братва, чуете печенками

Грозный смех русских колокольчиков?

Век жуем матюги с молитвами.

Век живем, хоть шары нам выколи.

Спим да пьем сутками и литрами.

Не поем — петь уже отвыкли.

Долго ждем — все ходили грязные.

Оттого сделались похожие.

А под дождем оказались разные,

Большинсвко-то — честные, хорошие.

И пусть разбит батюшка царь-колокол,

Мы пришли с черными гитарами.

Ведь биг-бит, блюз и рок-н-ролл

Околдовали нас первыми ударами.

И в груди искра электричества,

Шапки в снег, и рваните звонче-ка.

Рок-н-ролл — славное язычество!

Я люблю время колокольчиков.


ПРЕСТИЖНАЯ КОРМУШКА

Теперь бросим взгляд по другую сторону баррикады: что противопоставляла "теневой" Золушке официальная культура? Тем более, что не перевелись желающие записать это явление — "советскую эстраду" 70—80-ых годов — в родственники к западному шоу-бизнесу. Кстати, в личном быту эти теоретики более разборчивы и не путают португальский портвейн с подкрашенным 18-процентным раствором технического спирта с сахаром, а билет до Лондона — с галоном на колбасу. Итак:

Вот весьма престижная кормушка,

Чавканье доносится оттуда.

Мощный зад, распухший, как подушка, —

Восседает музыкальный будда.

Раздастся сытая икота,

Дремлют и во сне урчат счастливо

Все птицы невысокого полета,

Все рыбы неглубокого заплыва.

А потом несется по эфиру

Нафталином сдобренное густо.

Сладкое, подобное зефиру.

Якобы высокое искусство.

Это — ОБЛАЧНЫЙ КРАЙ. Вы можете найти некоторые поэтические изъяны в тексте — после маленькой поэмы Башлачева о колокольчиках, — но в знании дела ребятам из Архангельска отказать нельзя. Переходя от поэтических образов к строгой науке, укажем, что "советская эстрада" как социально-экономический феномен уходит корнями в сталинское "одержание" конца 20-х —качала 30-х годов. Филармония была родной сестрой тогдашнего колхоза. Приписанный к филармонии (Гос, Мое, Лен и Членконцерту) музыкант не мог вступить в прямые договорные отношения с теми, кто заказывает его музыку. Канцелярия выступала в качестве принудительного посредника и назначала ему жалованье в соответствии с так называемой тарификацией, произвольно устанавливаемой чиновником. Тот же чиновник определял репертуар на основе опять-таки собственного произвола или под диктовку сверху.


Предыдущая Следующая