Предыдущая Следующая

Студенты 3-го Мединститута, основавшие бесшабашную команду ЗЕБРА, балансировали между хардом, панком и собственного изобретения стилем "бунт-рок". В день смерти Брежнева бунтовщики забаррикадировались в Спорткульткомплексе на ул. Вучетича и, открыв окно, выходящее на винный магазин, веселили народ танцевальными мелодиями, пока официальные товарищи ломали двери. На допросе в деканате вокалист Олег Ухов с невинным видом объяснял, что они "репетировали с утра и ничего не знали о народном горе".

А хулиганство группы МУХОМОР приобрело международный резонанс. Впрочем, никакого отношения к року эта группа не имела — она объединяла пятерых московских авангардных художников и происходила из недр того самого анархо-комунистического клуба "Антарес", к которому принадлежали Лелик и ваш покорный слуга (1978 г.). МУХОМОРЫ называли себя никому не понятным словом "концептуалисты", но не успели еще приобрести самовлюбленной серьезности нынешних упакованных валютой авангардистов, и народ их любил просто как "веселых шалопаев" (воспользуюсь еще раз формулировкой их ленинградского коллеги и собутыльника).

Хэппенинги МУХОМОРОВ, к примеру, происходили так: вывозили публику, как на маевку, за город, в лесную чащу, а там из-за кустов выходили бравые ребята в хаки с ружьями и оглашали приговор: "Сейчас один из вас будет расстрелян!" С француженкой, которая не поняла русского концептуального юмора, случилась истерика... Когда началась война за Фолкленды, МУХОМОРЫ отправили письма М. Тетчер и аргентинскому президенту Галтиери, где на фоне матерных выражений требовалось: "немедленно очистить Фолклендские — тире — Мальвинские — тире —Мухоморские острова", их исконную территорию.

Как ни странно, у МУХОМОРОВ еще оставалось время писать картины, которые выставлялись то в лесу, прибитые к деревьям, то у Лелика в "Салуне", то в клубе"Рокуэлл Кент" (где каждый из членов группы представил изображения четырех других в одеяниях монархов разных стран и эпох).

Но что всемирно-исторического могли принести упражнения "мухомора" Алексиса Каменского с магнитофоном "Комета", на который он вознамерился записать звуковой коллаж из популярных мелодий и вокальных опытов своих коллег, если им медведь немного оттоптал уши? Несмотря на саморекламу этого "Золотого диска" ("Отцы новой волны в СССР!") вряд ли кто-то ожидал от их вторжения в музыку большего эффекта, чем от вторжения в мировую политику.


Предыдущая Следующая