Предыдущая Следующая

Помню тех, кто стоял тогда плечом к плечу на площади: рабочий Леня Дубоссарский, художник-концептуалист Свен Гундлах, мастер путей со станции "Лихоборы" Сергей Семин, математик Женя Матусов...

Это и была будущая аудитория рок-музыкантов 80-х.


ЛЕНИНГРАДСКАЯ ШКОЛА

основанная БГ, породила самобытный русский рок отчасти как бы против собственной воли: как Колумб открыл Америку по дороге в Индию и Японию, так же и наши герои, занимаясь просветительской деятельностью, переносили на берега Невы последние достижения музыкального Альбиона (их предшественники пропагандировали ЦЕППЕЛИНОВ). Но вместе с новой эстетикой "здесь и сейчас" в песни входил новый герой — герой с улицы, причем не лондонской или ливерпульской, которой они не знали, а со своей ленинградской. Человек со своими — советскими — проблемами, психологией и культурой, которые были сформированы именно здешней действительностью финальных лет правления Леонида I. У АКВАРИУМА это пока еще молодой интеллектуал; хоть он хлещет по ночам дешевый портвейн, но все-таки сознает собственное отличие от "толпы":

Но ему не слиться с ними, с согражданами своими,

У неги в кармане Сартр, у сограждан

в лучшем случае пятак.

("Иванов")

Демократическая аудитория БГ долго не могла понять, что там у его Иванова в кармане: большинству слышалось "сахар". Зачем ему сахар в трамвае?

В песнях ЗООПАРКА и КИНО появляются хулиганистый младший брат гребенщиковского читателя Сартра, его опасные друзья и подруги:

Мы познакомились с тобой в "Сайгоне " год назад,

Твои глаза сказали "Да ", поймав мой жадный взгляд,

Покончив с кофе, сели мы на твой велосипед,

И, обогоняя "Жигули", поехали на флэш.

На красный свет.

(ЗООПАРК — "Страх в твоих глазах")

Гуляю, целый день гуляю,

Не знаю, ничего не знаю,

Нет дома, никого нет дома,

Я — лишний, словно куча лома...

(КИНО — "Бездельник")

Основатель ЗООПАРКА, старый друг БГ и соавтор по альбому "Все братья-сестры" "Майк" Науменко был точно так же погружен в англосаксонскую классику. Так это выглядело, по крайней мере. Но после первого же большого "электрического" концерта в столице о Майке заговорили как о "питерском уркагане, который приехал петь блатные песни под видом рок-музыки". Настолько непривычно было слышать со сцены живое человеческое слово в сопровождении электрогитары и ударных.


Предыдущая Следующая