Предыдущая Следующая

В конце 80-х годов я сделал попытку как-то помочь тем рок-группам, которые в своем творчестве делают ставку не на соц-арт или протест-поп, а на исполнительское мастерство и содержательные тексты. В коротком выступлении по телевидению я попросил присылать на адрес Союза композиторов записи групп, имеющих свои концепции и желающих объединиться в некое сообщество, которое я назвал "Ассоциация ПОСТ-РОК". За короткий срок я получил около восьмидесяти пленок и кассет из многих городов СССР, причем большинство этих записей показало довольно высокий, отнюдь не самодеятельный уровень. Ассоциация просуществовала недолго по причине отсутствия какой-либо финансовой и организационной поддержки. Но мне удалось провести несколько некоммерческих концертов в московских залах, привлечь телевидение и показать в программе "Чертово колесо" выступления таких групп как "Вежливый отказ", "Ночной проспект", "Нюанс". Коммерческий псевдо-рок медленно, но верно вытеснил "мастодонтов" в новое, добровольное подполье, теперь уже надолго. Представители старших поколений любителей рок-музыки, а также наиболее искушенная в этих вопросах часть молодежной аудитории

постепенно стала испытывать определенный дискомфорт от подобного перекоса. Но массовый спрос на "псевдо" и низкопробность породил соответствующее предложение. В этот период возникло движение "люберов", объединившее неприкаянную и наиболее агрессивную молодежь подмосковных городов-спутников, в первую очередь - города Люберцы. Любера, подогреваемые национал-патриотами, проходили специальный бойцовский тренаж в спортзалах и искали выход своей энергии в организованных массовых налетах на места скопления модной молодежи - дискотеки, рок-концерты. Происходили погромы помещений и избиение западно-настроенных сверстников, а заодно - и милиции.

В период 1988-90 годов в СССР произошли крупные политические перемены: рухнула Берлинская стена, вырвались из дружеских объятий советской системы страны народной демократии, подошла к концу война в Афганистане, вернулся из ссылки А.Д.Сахаров. Идеологическая борьба уступила место политической, изменились объекты и сам характер преследований. Вместо бывших диссидентов, правозащитников, писателей, музыкантов или художников под давлением все чаще оказывались неугодные члены Политбюро, депутаты Верховного Совета, известные прокуроры, священники, прибалтийские сепаратисты. Идеологический контроль за искусством, и за рок-музыкой, в частности, формально сохранялся вплоть до августовского путча 91-го года, но всем уже было ясно, что до этих сфер руки властей уже не доходят. Открытой критике подвергалось все, связанное с эпохой Сталина, Хрущева и Брежнева. Оставались лишь немногие табу: КПСС и В.И.Ленин - это было святое. Осмелевшие журналисты, писатели, кинематографисты, рок-музыканты, барды и особенно сатирики-пародисты набросились на многочисленные животрепещущие темы, отводя душу и воздавая всем по заслугам. Последним оплотом цензуры до конца оставалось радио и телевидение, на других уровнях все проходило бесконтрольно и безнаказанно. Так что, мысль о риске была уже практически исключена из советской культурной действительности, оставаясь лишь в подсознании, теоретически, на случай, если все вдруг повернется вспять. В этот период и расцвел наш советский "протест-поп", принявший форму стадионных соцартовских шоу на панковско-металической основе, с постепенным сползанием в электро-поп и простое диско. Если первое время звездами телеэкрана и любимцами толпы становились те, кто заслужил это, так как еще недавно сидел в подполье, то вскоре начали появляться в большом количестве совершенно новые "звезды". Подстраиваясь под быстро меняющуюся ситуацию, многие молодые исполнители просто изображали из себя обозленных, протестующих нигилистов, представителей "пустого поколения".


Предыдущая Следующая