Предыдущая Следующая

Другим важным фактором, резко изменившим судьбу советской рок-музыки в тот же период, было постановление, согласно которому разрешалась кооперативная концертная деятельность. Еще задолго до этого момента вся официальная эстрада была пропитана "левой" деятельностью музыкальных дельцов-администраторов, которые организовывали концерты популярных певцов, ВИА или пародистов в обход системы Союзконцерта и Росконцерта, присваивая всю выручку себе, но и щедро делясь с исполнителями, а также с высоким контролирующим начальством. Чтобы не брать на себя дополнительный риск, подпольные менеджеры практически не связывались с нелегальными рок-группами, а имели дело с наиболее признанными артистами эстрады, от которых государство откупалось званиями, грамотами и льготами, но больших денег не платило. За один "левый" концерт народный или заслуженный артист получал в сотни раз больше, чем по максимально разрешенной официальной ставке. Так как подобный бизнес был крайне выгодным, хотя и небезопасным, в СССР образовался целый клан дельцов теневой эстрады, на которых время от времени устраивалась облава, кончавшаяся судебными процессами, отражавшимися в

центральной прессе. Наиболее зарвавшиеся и не самые крупные деятели получали законное наказание, верхушка же всегда оставалась в тени. Партия своих в обиду не давала.

Как только вышло постановление, практически легализовавшее теневую концертную деятельность, рок-группы сразу же попали в руки опытных администраторов с давно налаженными связями, став мощным средством наживы. По всей стране началась вакханалия стадионных концертов, благо, что стадионов и дворцов спорта было понастроено предостаточно во всех ее уголках. На рок-концерты ринулась разнородная масса, состоявшая из преданных поклонников, неофитов и просто зевак-обывателей, решивших посмотреть, что же это там раньше запрещали. Первые года два посещаемость стадионных концертов была настолько велика, что это позволяло проводить более чем одно представление в день, даже в будни. Так началась деградация андеграунда и быстрое становление того эстрадного шоу-искусства, которое на Западе было уже давно отлажено и процветало под названием "Stadium rock". Как уже показала зарубежная практика, попадание истинного рок-искусства в сферу большого бизнеса, обычно выхолащивало саму трепетную сущность этой музыки, связанную с ощущением своей правоты и гонимости, несправедливости сильных мира сего, с чувством благородного риска. Еще вчера бесправные и нищие рок-музыканты начали зарабатывать баснословные деньги и пользоваться всеми благами популярности и богатства. Одним из следствий коренного изменения образа жизни было то, что группы, вовлеченные в плотный гастрольный график, уже не имели ни времени, ни сил для обновления репертуара, исполняя главным образом то, что накопилось за годы подполья и казалось все еще актуальным. На первое время этого вполне хватало, тем более, что во многих городах и регионах страны, где раньше никакой рок-активности не допускалось, местные партийные власти продолжали вести старую политику, невзирая на то, что все средства массовой информации, включая центральную прессу, уже начали реабилитацию рок-культуры. Телевидение сделалось местом пересечения интересов различных типов людей, сгруппированных вокруг рок-музыки. Пользуясь приоритетом первых показов наиболее социально острых групп, играя на недовольстве аутсайдеской части молодежи, сделали себе карьеру многие тележурналисты, ведущие новых молодежных программ. С первых их шагов было ясно, что рок для них -всего лишь средство достижения более общих целей, создания общего имиджа обозленности, исходившей от тех рок-групп, которые они подбирали. Стало ясно и то, что это отнюдь не специалисты в области рок-музыки и что дальнейшая ее судьба у нас в стране их не волнует. Началась довольно однобокая журналистская пропаганда того, что принято называть словом "соцарт", стимулируя те группы, которые строили свою деятельность на театрализованных социальных пародиях, все более отходя от ненужного более эзопова языка. На первый план вышли группы панк-рока, новой волны и хэвиметала. Представители более традиционных, более спокойных направлений, группы, ориентированные на исполнительское мастерство, на поиск новых музыкальных идей, и даже на более серьезные и глубокие формы протеста, оказались ненужными на этом фоне кажущегося освобождения.


Предыдущая Следующая